Наше время

«Голодные игры по-русски»


«Люди приходят с сетями вылавливать картофель из реки, но охрана гонит их прочь; они приезжают в дребезжащих автомобилях за выброшенными апельсинами, но керосин уже сделал свое дело. И они стоят в оцепенении и смотрят на проплывающий мимо картофель, слышат визг свиней, которых режут и засыпают известью в канавах, смотрят на апельсинные горы, по которым съезжают вниз оползни зловонной жижи». Это отрывок из романа «Гроздья гнева», написанного американским писателем, получившим Пулитцеровскую премию, Джоном Стейнбеком.

И хоть роман был опубликован аж в 1939-ом году, однако события, которые происходили в то время, актуальны и сегодня.

Из-за детального изображения тяжёлой жизни книга Стейнбека изначально была изъята из библиотек Нью-Йорка, Сент-Луиса, Канзас-Сити и Буффало. Ирландия запретила книгу в 1953 году, канадский город Моррис — в 1982 году. Из-за использования вульгарных слов в 1970-80-е гг. роман запрещался в некоторых школах США.

Но как не материться, когда еда варварски уничтожается, а в это время кругом голодают люди.

Всего за пару недель августа в России надзорные органы успели ликвидировать порядка 600 тонн продуктов.

Причем самым изощренным способом.

Уничтожать еду разрешил сам президент.

В конце июля 2015-го Владимир Путин подписал указ, согласно которому запрещенную еду при попытке ввоза в Россию должны уничтожать на границе. Документ вступил в силу 6 августа.

Это своего рода ответ на решение ЕС сохранить экономические санкции против России до 31 января 2016 года.

Как в России уничтожают продукты, попавшие под санкции? Стоит ли ссылаться на мировой опыт ликвидации еды?

Что думают россияне об этом? Какой возможен ущерб от такого расточительства? И насколько высоко поднимутся цены?

 Об этом мы поговорим с нашим гостем. 

Добавить комментарий