Геннадий Гудков

независимый политик

О версиях убийства Бориса Немцова и траурном марше памяти

О траурном марше

Встретились организаторы марша у Касьянова в офисе, посмотрели пленки, посмотрели другие материалы, отчет и пришли к однозначному выводу, что минимальное число участников марша порядка 80-85 тысяч. И, скорее всего, с учетом миграции, с учетом того, что там за мостом люди менялись, мерзли, уходили, приходили, и даже часть проходила без рамок, кстати говоря, было и такое, где-то под 100 тысяч.

Конечно, это много, но мы, честно говоря, думали, что будет больше, хотя, это самое крупное мероприятие за последние 1,5-2 года. Сопоставить этому можно только марш 4 февраля и Сахарова 24 декабря 2011 года.

На первой Болотной, мне кажется, даже немножко поменьше было 75-80 тыс.

Но дело, конечно, не в количестве. Дело в том, что всего один день был и по максимуму активно использован был для такого трагического повода.

Чувствовалась, что люди пришли и те, кто сторонники Немцова, и просто пришли, потому что не согласны с такой политикой, когда ты имеешь взгляды и убеждения.

Людей начинают убивать и делают это цинично, откровенно, нагло, публично, с вызовом дерзким, я имею ввиду стометровую дистанцию от резиденции главы государства и где там куча камер, полицейских машин, по крайней мере, так полагается, должно быть.

Люди ничего не боятся, делают это абсолютно нагло. Вот поэтому люди вышли, для того чтобы в стране такое не могло иметь продолжение.

Марш получился абсолютно мирным, спокойным, немного грустным, конечно, потому что для многих Борис Немцов человек довольно яркий, я бы даже сказал, оптимистом всегда был, светлый человек.

Я бы хотел еще раз поблагодарить мэрию. Мы все-таки встретили в их лице человеческое понимание, готовность к компромиссам и беспрецедентно, когда мы с трех часов ночи до меньше чем полдня согласовали маршруты и мероприятия по безопасности.

Я лично благодарен Горбенко Александру Николаевичу. Позитивную роль сыграл Алексей Майоров, Василий Олейник, т.е. руководители департамента безопасности и вообще ГУВД.

Когда мы проводили совещание по безопасности вместе с ГУВД, они не только достаточно оперативно все сделали, единственное — затор с этими рамками, надо на будущее это учесть, но и предложили, что уберут так называемых космонавтов — сотрудников спецподразделений в защитных латах, уберут вообще с глаз подальше.

Если обратили внимание, то таких сотрудников спецподразделений никто на марше не видел. Они где-то были, но они были за пределами наблюдения из колонны, никого не раздражали. Марш прошел мирно, спокойно и организованно.

Очень короткий маршрут. Фактически оказалось, что марша то и не было, потому что, когда колонна вся вытянулась, ее начало находилось в ста метрах от светофора, за которым поворот на Москворецкий мост, хвост у рамок находился, на Славянской площади. Т.е. это огромное количество людей, фактически шествие, было прерывистое и очень непродолжительное.

Мы очень благодарны всем, кто пришел на этот марш, мы считаем, что каждый такой человек с активной гражданской позицией стоит пятерых, поэтому, даже если это было 85-100 тысяч, безусловно отражение в море и позиции миллионов россиян, которые не согласны с тем, что происходит со страной.

О версиях убийства Бориса Немцова

Я считаю, что две основных. Первая, это радикальные, безусловно, провластные группировки. Они могут быть связаны как и с событиями на Украине, с военным конфликтом, так и с чудовищным антимайданом, который, по идее должен быть прообразом черносотенных или штурмовых отрядов.

Вполне возможно, что оболваненные этой пропагандой ненависти и вражды к врагам народа, возможно, что там образовались уже структуры, подчеркиваю, организацией, способной на заказное, спланированное убийство, которое произошло.  Это не убийство, это теракт, теракт — это политическое убийство, которое произошло на Москворецком мосту. Это основная, главная версия, по которой, я считаю, должно работать следствие.

Вторая версия, к сожалению, увы, самое опасное для России, то, что за этим убийством стоят какие-то властные группировки, для того, чтобы снять эти подозрения, а они есть. Их много, и много людей именно так их оценивают произошедшие события.

Я уже предложил как идею создание группы мониторинга за ходом следствия. Буду с Касьяновым этот вопрос обсуждать.

Мы предложим власти такой вариант. Если действительно власть не причастна напрямую, то она заинтересована в расследовании, а, наверное, она так же заинтересована, чтобы дать информацию, которая успокоит, в том числе определенную часть оппозиции.

Мы предложим такой вариант. Мы можем работать в режиме доброй воли, как работали, скажем, по организации этого марша. Это беспрецедентный случай, он не укладывается в рамки действующего российского закона и, понимая неординарную ситуацию, действующая власть пошла нам навстречу, за что мы благодарны.

Мы готовы в комиссию по мониторингу предложить известных представителей власти, которым мы доверяем. Условно говоря, обратиться к депутатам Хинштейну, Резнику или Николаю Сванидзе, для того, чтобы у нас было понимание насколько грамотно, правильно, честно, оперативно работают следователи.

Найдут ли убийц?

Если власти к этому напрямую непричастны, на что я надеюсь, то найдут. Если власти причастны, то следователи будут крайне медлительны, дело затянется на долгие годы, информации будет крайне мало. Я все-таки надеюсь, что прямого участия власти не было в этом убийстве.

Я еще раз обращусь к нашей литературной классике. Стихотворение Лермонтова на смерть поэта – сама система власти довела величайшего поэта до гибели.

Совершенно очевидно, что здесь историческая параллель. Конечно, власть его убила не напрямую, я надеюсь, это кампания ненависти, которая многие годы проводится в отношении лидеров оппозиции, оппозиции вообще, этой травли, которая происходит.

Такое событие накладывает черное пятно на саму власть, даже если власть непричастна напрямую к этому политическому теракту, то все равно ее это компрометирует. Убийство такого яркого политического оппозиционного деятеля говорит о том, что в государстве нагнетается гражданское противостояние, которое очень опасно. Это удар по имиджу власти.

Согласятся ли власти на предложение «Эхо Москвы» увековечить память Бориса Немцова?

Мне кажется, согласятся, потому что я не могу сказать какая реакция в Кремле, но то, что мы видели в мэрии, то, что видели в ГУВД, то, что видели вокруг организации марша, мне показалось, что убийство Немцова потрясло определенную часть руководящих сотрудников в самой власти.

Все-таки они не ожидали, что такое вообще может быть, что это произойдет.

Во власти, как я уже говорил, по-человечески отнеслись, это было приятной неожиданностью, может, это так и должно быть в нормальном обществе, приятно было.

Мне кажется, что таких людей много в Кремле и в других структурах власти, которые понимают, что чисто по-человечески так нельзя, они понимают, что это очень опасно для страны. Вполне возможно, что московская власть, понятно, что она будет согласовывать этот вопрос с федеральным центром, тем не менее, я думаю, что они пойдут на это, будут наверняка какие-то переговоры, будут достигнуты какие-то компромиссы, я думаю, что это произойдет.

Добавить комментарий