СМИ о нас

СИТУАЦИЯ ВОКРУГ КАНАЛА «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО»

Интервью радиостанции «Эхо Москвы» 21.10.2012 г.

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И достаточно заметным явлением на нашем телевидении является канал «Совершенно секретно», который мы любим, смотрим, и несколько дней назад появилась тревожная информация о том, что этот канал может уйти из достаточно широкого спектра распространения (это кабельный канал Национальной кабельной сети)… Правильно я говорю, Этери?

Э.ЛЕВИЕВА: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас я представлю своих гостей. Это Этери Левиева, генеральный директор телеканала «Совершенно секретно» и генеральный директор Фонда Академии Российского телевидения. Добрый день, Этери.

Э.ЛЕВИЕВА: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: И ведущая канала «Совершенно секретно» Екатерина Шергова. Здравствуйте, Катя.

Е.ШЕРГОВА: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. И поэтому мы решили сегодня поговорить, чтобы узнать из первых рук, что за ситуация, почему мы можем потерять на большом количестве кабельных и спутниковых распространителей ваш канал? Уважаемые слушатели, если у вас есть вопросы и комментарии по поводу канала «Совершенно секретно» и вопросы к Этери и к Екатерине, вы можете задавать их сейчас по SMS-номеру +7 985 970-45-45, а во второй части программы как обычно и по телефону. Этери, что случилось? Что за угроза возникла в последние дни? Что за ситуация вокруг канала?

Э.ЛЕВИЕВА: Ну, во-первых, я хочу еще раз поприветствовать слушателей этой программы замечательной «Телехранитель», и очень много профессионалов, на самом деле, ее слушает, здорово, что есть программа про телевидение хотя бы на радио.

Очень много уже мы комментировали ситуацию, которая произошла. Ну вот еще раз в двух словах я скажу, что телеканал «Совершенно секретно» передавался в том числе и кабельными сетями, принадлежащими Ростелекому – эта крупная телекоммуникационная компания РФ принадлежит государству. И, вот, в августе-месяце они прислали нам письмо о том, что они расторгают договор, заключенный ранее до 2014 года включительно, то есть на 3 года, в одностороннем порядке без объяснения каких-либо причин. И на все наши попытки поговорить, сесть и узнать хотя бы почему, в общем, нам отвечено было отказом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, у вас, наверное, есть какие-то предположения, что случилось, почему? Чем так не угодил канал и кому?

Э.ЛЕВИЕВА: Да. У нас есть предположение о том, что происходят различные ситуации, мы их наблюдаем. За последнее время мы наблюдали, как был закрыт, допустим, канал «Коммерсантъ ТВ», как были некие пертурбации в издательском доме «Коммерсантъ», как закрыли радио и сайт радио «Свобода», ну и так далее. Мне кажется, что это, как бы, звенья одной цепи.

Другое дело, что наш канал, в общем, никогда не считался ни оппозиционным, ни принадлежащим каким-либо кругам. Мы следовали заветам журналистики настоящей и тому, чему учил Артем Боровик, мы просто пытались рассказывать о фактах, о том, что происходит. И поскольку с прошлого года ситуация в стране несколько изменилась и людям потребовались не просто исторические расследования, там, криминальные истории или, там, тайны разведки, а им еще стала интересна некая такая актуализированная информация аналитическая, и мы стали ее больше показывать. И тогда появились какие-то к нам, видимо, вопросы, нас периодически наши кабельные операторы спрашивали, почему мы вот так говорим, почему не сяк, может быть, как-то потише, поскромнее…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у нас кабельные операторы имеют право или считают, что они имеют право, задавать вопросы о содержании, о контенте канала, который они распространяют?

Э.ЛЕВИЕВА: Не просто имеют право – они вмешиваются в редакционную политику и делали это все время. Но пока вот эти Национальные кабельные сети, эта монополия… Это самые крупные сети в России и это очень престижно именно выходить на этих сетях, потому что они подключают практически ваш канал или наш канал (не важно) почти к каждому домовладению в Москве, в Питере и, в общем-то, по всей России. И я могу сказать, интересно что? Потом наши коллеги стали давать комментарии, что ли, почему это произошло. И тут возникло любимое мною выражение «Спор хозяйствующих субъектов». Давно его не слышали.

Е.АФАНАСЬЕВА: О, да, да.

Э.ЛЕВИЕВА: Кать, скажи, ты помнишь, когда это было последний раз.

Е.ШЕРГОВА: Последний раз…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, конечно. НТВ разгоняли 12 лет назад.

Е.ШЕРГОВА: Конечно. Именно так и было. И где-то на 12 лет это словосочетание забыли, а сейчас оно вдруг опять и вернулось. При этом довольно-таки странные аргументы приводили представители компании НКС-Медиа, рассказывая про рентабельность и нерентабельность. Но при этом, конечно, когда я почитала то, что говорил господин Скутин, я, конечно, вспомнила знаменитую русскую поговорку про соринку и бревно. Потому что можно, конечно, попытаться предъявить нам претензии про рентабельность и нерентабельность (ну, правда, не мне об этом говорить, а, все-таки, наверное, генеральному директору). Но тем не менее, о том, какая рентабельная компания Ростелеком, уже писали в том числе и в «Коммерсанте». Вот у них, по-моему, с бревном все в порядке.

Е.АФАНАСЬЕВА: А каким образом, Этери, строились ваши отношения с этим кабельным оператором? Вы отдаете им сигнал и получаете какое-то количество денег от них? Или как?

Э.ЛЕВИЕВА: Да. Значит, дело в том, что пока вот эти Национальные кабельные сети были в руках у Сулеймана Керимова, затем были проданы братьям Ковальчукам, мы всегда находили точки соприкосновения, там были разные ситуации. Но как только эта Национальная кабельная сеть перешла уже, так сказать, в государственные руки, скажем так (потому что Ростелеком – это государственная компания), тут начались всякие истории. Значит, у нас с ними договор, который они сами выбрали, потому что поскольку они – монополисты, они, как бы, навязывают свои условия, которые мы вынуждены принимать. Так вот они, значит, нам такой договор сделали, по которому все доходы, вообще все по телеканалу доходы от рекламы, доходы от распространения, любые доходы на спутниковом, на кабельном… Например, НКС заключила договор (ну, Ростелеком) с НТВ Плюс, который платил деньги, но не нам, естественно, а вот этим Национальным кабельным сетям. А они нам в свою очередь платили ежегодно фиксированную оплату.

Е.АФАНАСЬЕВА: На которую, собственно, вы и делаете канал, в основном.

Э.ЛЕВИЕВА: Ну, на половину которой мы делали канал. Вторую половину добавлял наш владелец и мы сами, потому что кроме этого…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть когда вы теряете вот это распространение, вы теряете половину средств, то есть половину возможностей делать канал?

Э.ЛЕВИЕВА: Нет, мы теряем половину зрителей. Дело не в средствах абсолютно. Дело в том, что вот этот пакет, который транслирует НКС (Национальные кабельные сети) в каждое домовладение, скажем, Москвы, он состоит из 32-х каналов. Там, условно, Дискавери, Дом, Кино какое-нибудь, Мать-дитя, я не знаю, какое-нибудь страшное настоящее телевидение, я не знаю конкретно что они за каналы. И почему-то с каждым из них они каким-то образом сумели договориться. Они не убирают, например, канал, там я не знаю, «Охота и рыбалка». Я сейчас условно говорю. Боже сохрани. Замечательные все каналы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что мы сегодня говорим о ситуации вокруг канала «Совершенно секретно», говорим с генеральным директором канала Этери Левиевой, с ведущей канала Екатериной Шерговой. Если у вас есть уже вопросы и комментарии, вы можете присылать их по SMS-номеру +7 985 970-45-45, пожалуйста.

Кать, у меня вопрос к вам. Этери сказала, что после того, как ситуация в обществе стала меняться в прошлом году и, соответственно, несколько изменились и ваши программы, актуализировались, это могло не понравиться где-то. Были какие-то звонки откуда-то сверху, сбоку, какие-то предупреждения о том, что «Ребят, потише бы»?

Е.ШЕРГОВА: Ну да, безусловно, конечно же, были. Но понятно, что в таких случаях звонят руководству канала. Ведущим звонков поступает несколько меньше. Но в силу, как бы, профессии и круга общения я слышала о том, что были серьезные претензии к программе. Вот, у меня лично в гостях была Светлана Бахмина, и замечаний было более чем. Причем, когда мне начинали об этом говорить, у меня просто в голове не укладывалось, потому что я просто не понимала, какие могут быть претензии. К фигуре Светланы? Может быть, теоретически. Но с другой стороны, это интересный человек с интересной судьбой и его интересно послушать. Я всегда придерживалась точки зрения, что если вам не нравится, ну так выключите телевизор или переключите на другой канал.

Я знаю, что к моему коллеге Дмитрию Губину были претензии… Ну, это, наверное, самая громкая претензия и самая громкая история – это история с Людмилой Нарусовой. Она была в эфире, в июне-месяце была эта программа…

Э.ЛЕВИЕВА: После нее, кстати, начались разговоры.

Е.ШЕРГОВА: А вот после нее, да…

Э.ЛЕВИЕВА: Последняя капля, видимо.

Е.ШЕРГОВА: Да. Очевидно, Людмила Нарусова довела.

Е.АФАНАСЬЕВА: А по времени, извините, это совпадало с обыском у Ксении Собчак?

Е.ШЕРГОВА: Да, абсолютно.

Е.ШЕРГОВА: Да. Это, с одной стороны, совпало с этим. Вообще, в принципе, информационный повод, как говорят в таких случаях, был совершенно другой, был юбилей Собчака и она очень много об этом говорила. Это, в общем, программа была про ее покойного мужа. И как мы полагаем, что не понравилось то, что она говорила, в том числе сомневалась в причинах его смерти. Ну, в общем, какие-то намеки были сделаны в этой программе.

Э.ЛЕВИЕВА: Ну, она сказала, что Собчак если был бы жив, то был бы на Болотной площади. Ну и что? Ну, может быть, она так думает. Она вообще-то действующий сенатор Совета Федерации.

Е.ШЕРГОВА: Пока еще. Не могу не добавить.

Е.АФАНАСЬЕВА: И примерно со времени ее интервью и начались проблемы у канала?

Е.ШЕРГОВА: Ну, в июне. Нет, они были и раньше, но, как бы, видимо, это была какая-то капля, я уж не знаю. Потому что это интервью затребовало…

Е.АФАНАСЬЕВА: Губину вообще везет. Смотрите, то с Матвиенко история и он вылетает с ТВЦ.

Е.ШЕРГОВА: Он как только появляется, считай, что история закрывается.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Если кто не знает, то он был просто отставлен от ведения программы, которую вел с Дмитрием Дибровым, потому что написал… По-моему, в «Огоньке» было, да? Или где?

Э.ЛЕВИЕВА: Нет, на радио.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, на радио, на радио.

Е.ШЕРГОВА: Он еще на радио вел. У него вообще удивительная судьба.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть если надо закрыть СМИ, зовите Губина.

Е.ШЕРГОВА: Надо позвать Губина, да. У Губина вообще, на самом деле, круг замкнулся. Дело в том, что когда он был молодым журналистом, а Собчак еще был мэром, то есть это давно было, он в Санкт-Петербурге вел телевизионную программу «Час мэра». У него был один выпуск у этой программы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. И с тех пор пошла такая история.

Е.ШЕРГОВА: При этом программа не понравилась – далее самое смешное, конечно, во всей этой истории – Людмиле Нарусовой.

Е.АФАНАСЬЕВА: И круг теперь замкнулся.

Е.ШЕРГОВА: Да, и круг теперь замкнулся.

Э.ЛЕВИЕВА: Но я, все-таки, хочу поддержать нашего журналиста. Он – замечательный журналист и нам очень нравится, и мы будем его всячески поддерживать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Из смсок, Таня пишет: «Дорогие все с канала «Совершенно секретно», спасибо, что вы есть». Здесь пришли заранее вопросы и реплики, которые на сайт «Эха Москвы». Человек с ником Юрасик пишет: «У вас замечательный канал. Но в случае чего вы уже продумали свои действия? Вас можно будет смотреть в сети? Да, особенно хорош Губин и круглые столы». Что вы Юрасику ответите насчет продумали ли вы свои действия?

Э.ЛЕВИЕВА: Немножко неловко называть человека Юрасиком, но…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это подпись, ник.

Э.ЛЕВИЕВА: Ласково, да. Дорогой Юрасик, мы как раз сейчас занимаемся этим вопросом. Мы, наверное, скорее всего, будем осваивать интернет-телевидение, и у нас уже есть по этому поводу и финансовые, и уже, так сказать, материальные вопросы, то есть мы уже ставим все необходимые аппаратные для этого. Но, все-таки, мы… Вот я еще раз, пользуясь случаем, обращаюсь к топ-менеджерам Ростелекома с тем, чтобы, все-таки, они попытались сесть с нами за стол переговоров и как-то найти общую точку взаимовыгодную. То есть мы готовы на любых условиях сесть и переговорить. Если им невыгодно это, давайте продумаем другое. Но поскольку Ростелеком все время ссылался на администрацию президента, я также обращаюсь и уже обратилась к администрации президента. Уважаемые господа, пожалуйста, помогите нам сохранить телеканал «Совершенно секретно». Хотя, я слабо верю, что мы такие, вот уж прям сильные, что вот так прямо разволновали администрацию.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, Этери, вот раньше казалось, когда объясняли, почему очень жестко идет какое-то завинчивание гаек в крупных медиа, говорили всегда, что есть вот такие неэлекторальные ресурсы, даже «Эхо Москвы» одно время причисляли к ним, которым можно говорить то, что нельзя большим, потому что, вроде бы, они не охватывают столько аудитории и не так влияют на голосование. Ну, собственно, канал «Совершенно секретно», наверное, электоральным ресурсом никогда и не являлся – все-таки, охват аудитории у вас не тот.

Э.ЛЕВИЕВА: Нет, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что же произошло? Почему сейчас стали винтить вот уже и не электоральные? Или это стечение обстоятельств?

Э.ЛЕВИЕВА: Ну, я не думаю, что это стечение обстоятельств. Мне кажется, что как раз менеджеры Ростелекома решили как-то продемонстрировать свою некую такую лояльность. Мне нравится вот эта версия – я ее для себя почему-то выбрала. Мы обсуждали это с Димой Муратовым. Они решили продемонстрировать свою такую лояльность.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть побежать впереди паровоза?

Э.ЛЕВИЕВА: Побежать впереди паровоза и сказать «Вот, я это видел и я считаю, что это не нужно делать». Потому что все чиновники, по крайней мере, и в администрации президента какие-то люди, и в Роскомнадзоре, с которыми я говорила, и в Министерстве связи – они как-то выражали… Ну, мало того, что они говорили «Мы смотрим ваш канал и вообще там, типа, хорошо», они не выражали абсолютно никакой по этому поводу озабоченности. То есть для них это было очень странно.

Е.АФАНАСЬЕВА: И решение должно приниматься все равно формально только менеджментом?..

Э.ЛЕВИЕВА: Ростелекома.

Е.АФАНАСЬЕВА: Соответственно, от них все зависит, останетесь вы на этой площадке или нет?

Э.ЛЕВИЕВА: Да. Лен, но вы знаете, история-то какова? Дело в том, что буквально за несколько дней до нашей пресс-конференции, о которой мы сейчас вспоминали, вышла как раз в «Коммерсанте» такая статья, что президент Ростелекома Александр Провоторов – не эффективный менеджер, и у Ростелекома 185 миллиардов долга перед государством и вообще мы рекомендуем… Это было из Министерства связи (вышла эта информация).

Е.АФАНАСЬЕВА: Они нашли тот ресурс, за счет которого эффективность повысится – убрать вас.

Э.ЛЕВИЕВА: Да. Мы просим его заменить на, там, другого человека, генерального директора Связьинвеста Вадима Семенова. Ну, я хочу сказать, что если кто-то из них к нам обратится, мы будем очень рады. Но если для этого нужно будет заменить одного чиновника на другого чиновника, это будет Семенов, мы готовы разговаривать с Семеновым. То есть, как бы, ситуация так развивается для нас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте ответим на несколько вопросов, которые приходят, и почитаем реплики. Владимир пишет: «Канал очень хороший – его надо сохранить». Владимир в бане пишет: «В интернете нахаляву можно будет смотреть?» Уже ответили вам, Владимир, по поводу развития интернет-вещания. «В кабельном варианте не видел и вообще не представляю, что за канал и о чем разговор». Ну, пока еще можно смотреть, Владимир, поэтому можете посмотреть.

Э.ЛЕВИЕВА: Да, до февраля можно смотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Екатерина как всегда прекрасна и как женщина, и как журналист. Ничуть не хуже Губина. Спасибо». Правда, без подписи, Кать, комплимент.

Е.ШЕРГОВА: Спасибо анониму.

Э.ЛЕВИЕВА: Полностью присоединяюсь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Евгений спрашивает, есть ли у вас вакансии на канале?

Э.ЛЕВИЕВА: Ну, не то, что вакансий. Мы хотим сохранить свой коллектив вообще-то. Уже о вакансиях, как говорится, и не мечтаем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий из Нижнего Новгорода пишет, что есть много других операторов помимо НКС. Можно ли существовать без НКС?

Э.ЛЕВИЕВА: Можно. Есть Акадо, есть МТС, есть спутниковые платформы НТВ Плюс и, скажем, Триколор. Но дело в том, что они значительно меньше, в разы меньше. То есть можно себе представить аудиторию нашу сегодняшнюю – это порядка 15 миллионов человек, да? Это очень большая аудитория. А так в 4 раза меньше людей будет видеть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Этери Левиева, генеральный директор канала «Совершенно секретно», также в студии Екатерина Шергова, ведущая этого канала. Мы говорим о ситуации вокруг этого канала и продолжим разговор после выпуска новостей на радио «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз добрый вечер, мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии – Елена Афанасьева, в гостях сегодня – Этери Левиева, генеральный директор телеканала «Совершенно секретно» и генеральный директор Фонда Академии российского телевидения и ведущая телеканала «Совершенно секретно» Екатерина Шергова. Говорим мы о ситуации, сложившейся вокруг этого канала, когда большое количество зрителей может потерять его, потому что компания Национальные кабельные сети в одностороннем порядке планирует расторгнуть договор, говорим, что можно сделать.

Из тех реплик, которые приходят нам по SMS +7 985 970-45-45 и заранее пришли на сайт «Эхо Москвы», пенсионерка Светлана: «Я на НКС только из-за «Совершенно секретно». Ирина пишет: «Люблю ваш канал. Замечательные ведущие». «Спасибо огромное сотрудникам канала. Смотрю по телевизору только вас. Елена». «Замечательные журналисты «Совершенно секретно», держитесь! Планируется ли продолжать показывать замечательные лекции Басовской?» — спрашивает Сергей из Петербурга.

Э.ЛЕВИЕВА: Обязательно будем показывать.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Ужасно жаль, что канал закрывают. Прекрасные ведущие…» Не закрывают, а сокращают зону вещания ему. «Актуальные интервью смотрю с огромным вниманием. Закрывают, конечно, в свете нынешней политики», — пишет Наташа из Петербурга.

«А как насчет Дом.ру, в пакете которого я смотрю «Дождь»?» — спрашивает Фархад. То есть наши слушатели, ваши зрители предлагают вам варианты других сетей, через которые можно доставляться к вашим зрителям.

«Этери и Екатерина, — пишет человек с ником Консегайд на сайт «Эхо Москвы», — много лет с огромным удовольствием смотрю «Совершенно секретно», один из последних телеканалов, где сохранилась свобода слова и где в эфире можно увидеть людей с гражданской позицией. Моя любимая программа – «Наше время» с ведущими Екатериной Шерговой, Дмитрием Губиным, Стасом Кучером».

Е.ШЕРГОВА: Только ради этого можно было сегодня прийти на эфир «Эха Москвы», чтобы все это послушать. Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. «Давление, которое сейчас оказывается на «Совершенно секретно», не удивительно: власть пришла к тотальному уничтожению последних остатков свободы слова. Думаю, что ни в коем случае вам нельзя соглашаться на смягчение редакционной политики и идти на компромиссы». Дальше он удивлен вашим наивным обращением в администрацию президента с просьбой разрешить конфликтную ситуацию: «Это все равно, что обращаться с жалобой на палача к самому палачу». Вот так считает наш слушатель.

А человек с ником Ницшахун: «Скажите, Этери, если отбросить политическую составляющую, проблемы возникли только с Ростелекомом или же со всеми провайдерами платного телевидения? Во что они больше упираются, в экономические или в политические?»

Э.ЛЕВИЕВА: Проблема возникла только с Ростелекомом, потому что другие… Дело в том, что все операторы, которые по договору работают с Ростелекомом, нам не просто позвонили – они взорвали нам сайт, телефон. Операторы, зрители. Я предлагаю всем позвонить в Ростелеком, на самом деле. Но вот тем не менее. И мы оказались в такой ситуации, что операторы обращаются к нам, чтобы мы напрямую с ними заключали договора – ну, это операторы по всей России, операторы в Украине, в Молдавии, в Казахстане и так далее. Но мы как законопослушные граждане, если у нас есть договор, мы вынуждены ждать конца этого договора, то есть февраля месяца. Это во-первых.

Что касается экономической составляющей. Дело в том, что, понимаете, в чем дело? Если бы это была прозрачная история и нам бы показали, что «да, вот вы знаете, вот такая ситуация, вы не приносите нам, условно говоря, должного дохода». Ну, давайте тогда пересмотрим договор. Но, ведь, почему-то мы 6 лет работали. И как мы посчитали, мы приносили не только доход, но и прибыль. Понимаете, в чем дело? И если, действительно, идет вопрос экономический, давайте тогда, действительно, поговорим, почему остальные 31 канал доходы, а вот один «Совершенно секретно» не доходный.

А по поводу администрации президента, дело в том, что у нас нет никаких, что называется, официальных обращений или документов. Это ссылки такие тихие, кулуарные в Ростелекоме, в НКС о том, что «вот, а нам позвонили из администрации, нам сказали из администрации». Ну, коль сказали, может быть, тогда они выскажутся?

Е.АФАНАСЬЕВА: Напрямую.

Э.ЛЕВИЕВА: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю еще раз наш номер SMS +7 985 970-45-45. Также телефон прямого эфира 363-36-59, код Москвы 495, вы можете дозваниваться, задавать свои вопросы Этери и Екатерине. А также, может быть, вы хотите высказать свои точки зрения по поводу канала «Совершенно секретно» и тех программ, которые вы на нем смотрите. Пожалуйста, 363-36-59, давайте попробуем звонок принять. Возьмите наушники, пожалуйста, уважаемые гости. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы приемник только выключайте сразу и говорите, пожалуйста, как вас зовут, вы откуда.

СЛУШАТЕЛЬ: Я его выключил. Меня зовут Владимиром.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, Владимир.

Э.ЛЕВИЕВА: Владимир Владимирович Познер, я так чувствую.

Е.ШЕРГОВА: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здрасьте. Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, Владимир Владимирович, как вам удалось дозвониться нам так волшебно?

СЛУШАТЕЛЬ: Да вы знаете, это редко удается, но вот удалось.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, мы рады вас слышать.

Э.ЛЕВИЕВА: Да, очень.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Ну, вот, я хотел сказать, что совершенно очевидно, что речь идет о политическом решении, что кое-кого раздражает то, что происходит на этом канале и что не обязательно это исходит из самого верха – я думаю, что… Я не помню, кто это сказал, Этери или Катя, что, возможно, кто-то хочет бежать впереди паровоза. Но есть такие личности и в администрации они тоже есть. И, по-моему, надо это предавать как можно большей гласности, то есть это должно стать предметом обсуждения в эфире.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот мы и предаем. Пригласили в гости на «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Я это приветствую, потому что это никакого не имеет отношения к экономике, к профессиональному уровню, а это чисто политическая штука, как бы сделать так, чтобы эти милые люди если уж не замолчали, так уж, по крайней мере, выходили бы на минимальную аудиторию. Вот я просто хотел это сказать. Хотел сказать, что я их всячески поддерживаю, готов это сделать где угодно, когда угодно и перед кем угодно.

Э.ЛЕВИЕВА: Владимир Владимирович, спасибо большое. Это Этери. Спасибо вам большое за поддержку. Я вообще хочу поблагодарить всех коллег – их очень много, я всех не могу перечислить – которые выразили нам свою поддержку и звонили, и приходили, и писали. Всех телезрителей, которые нам и сейчас высказывают свою поддержку. Владимир Владимирович, еще раз большое спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. И еще, чтобы не было в голосе трагизма, а чтобы был, наоборот, такой, знаете ли, «Вот, а фиг вам». (все смеются) И ни о какой пощаде там, о, ради бога. Вот, могу сказать, что это безобразие полнейшее и что мы этого не допустим. Вот, должна быть такая позиция.

Э.ЛЕВИЕВА: О, отлично.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, что дозвонились.

Э.ЛЕВИЕВА: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Всё. Всего.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, спасибо, Владимир Владимирович.

Э.ЛЕВИЕВА: Вот это я понимаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Причем, волшебным образом, прямо первый звонок. Давайте еще дозванивайтесь, уважаемые слушатели. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Татьяна Павловна, я из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Татьяна Павловна.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, может быть, вы этот вопрос поднимали, я хотела вот такое предложение сделать. На вашем сайте сделать такой вот лист, обращение. Ну, так как говорят, звонки у вас идут.

Э.ЛЕВИЕВА: Да, очень много.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, что, вот, закрывают вас по воле управления делами президента. Вот, мы обращаемся (слушатели) сделать такой лист с паспортными данными, с пропиской, взять и написать просто лист голосования. Вот, вы говорите, 15 миллионов. Но если 5 миллионов пришлют людей, которые против закрытия, и в Ростелеком это можно будет отдать, и в управление делами президента.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за предложение.

Э.ЛЕВИЕВА: Спасибо большое за поддержку и за предложение. Нам казалось это не очень ловко самим делать, ну, в том смысле, что на нашем сайте говорить, какие мы крутые или, наоборот, несчастные. Но, наверное, вот то, что вы говорите, имеет смысл. Другое дело, что вряд ли кто-либо из чиновников обратит на это какое-либо внимание, потому что все то, что мы говорили на пресс-конференции, мы, зрители, мы там это все цитировали, вот, пока никаких успехов по этому поводу нет. Спасибо вам большое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звоночек. 363-36-59, добрый вечер. Приемник сразу выключайте, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Виктория, я из Москвы. Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, Виктория, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Я очень сильно поддерживаю и всегда смотрю ваш канал. Мне очень нравится. И всегда-всегда смотрю. Но, может быть, я немножко не по теме, я хотела бы попросить или просто спросить, (ну, может быть, я просто не попала) передача о Рерихах будет или нет? Большое спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы к кому этот вопрос адресуете? Этери?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, наверное, Екатерине.

Е.ШЕРГОВА: Нет, наверное, все-таки…

СЛУШАТЕЛЬ: Просто я видела про Блаватскую, а, вот, про самих Рерихов… Мне кажется, они как-то фигура более.

Е.ШЕРГОВА: Да, действительно. Спасибо большое за вопрос. Действительно, была программа про Блаватскую довольно-таки давно. Она была, кстати, в рамках цикла, который выходил на нашем канале, «Тайны разведки». Но пока, поскольку это была программа-цикл, то мы, вот, наберем сейчас еще каких-то интересных тем, и, может быть, после февраля, например (я-то надеюсь всегда на лучшее), может быть, мы вернемся к тайнам и секретам спецслужб, и про Рерихов, может быть, тоже и поговорим. Спасибо за идею.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Алло? Вас плохо слышно. Говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Николай из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, Николай. Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер всем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ой, Николай, вас очень плохо слышно почему-то.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста. Я очень люблю ваш канал, очень интересный канал. Но объективно говоря, если посмотреть правде в глаза, практически нет рекламы. Если мы говорим о рыночных отношениях, как вы можете существовать?

Э.ЛЕВИЕВА: Вы в очень… Спасибо большое, что вы задали этот вопрос. Дело в том, что рекламой как раз и доходами от нее занимается вот этот самый Ростелеком. Я подозреваю, что он делает это очень плохо. Мы просили отдать это нам, но нам в этом оператор отказал, оператор, как я говорила уже, монополист, который сам диктует условия.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас такие отношения, что рекламу продают они, не канал?

Э.ЛЕВИЕВА: Они продают рекламу, они продают канал, они берут все от распространения канала и так далее. То есть мы ничего не зарабатываем фактически – только то, что они дают нам в качестве фиксированной суммы. Поверьте, она не очень большая.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Тамара из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Тамара.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня остался один-единственный канал, я телевизор вообще не смотрю. Только «Совершенно секретно». И просветительский, и познавательный. Мы чего там только не… Ну, больше ничего не надо мне. Для меня просто катастрофа, что убирают канал. Ну, вот, видите, мне… Ну, не знаю, чего делать? Помогите. (все смеются)

Э.ЛЕВИЕВА: Спасибо вам большое.

Е.ШЕРГОВА: Ну, не расстраивайтесь так.

Э.ЛЕВИЕВА: Спасибо большое. Мы обязательно, если нам не удастся, как бы, договориться с этими операторами, постараемся выйти в сети и будем сообщать об этом в том числе и в эфире «Телехранителя».

Е.АФАНАСЬЕВА: Рома пишет: «ТВ не смотрю, но против закрытия». Серж пишет: «Люблю Час Кучера, но, кажется, этой передачи уже давно нет. Стас сейчас только на радио?» — спрашивает он.

Э.ЛЕВИЕВА: Нет, Стас ведет у нас программу под названием «Наше время». Но Стас недавно родил, вернее, у него родился ребенок буквально в день пресс-конференции практически, когда мы узнали о том, что нас так закрывают. Тем не менее, жизнь продолжается, как говорил Артем Боровик. Жизнь продолжается, и вот родился у нас ребенок у всех. И Стас будет продолжать сейчас вести круглые столы обязательно. Кстати, последний круглый стол, который он провел, был посвящен выборам в Координационный совет оппозиционный и мы это показывали. И мы снимали дебаты оппозиции, тоже это показывали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я как раз хотела спросить, эта ситуация – она как-то повлияла на творческую чисто работу канала? Ну вот, может быть, как-то планы вы свои сократили? Или вы продолжаете работать, Катя? Или вы продолжаете работать, как работали?

Е.ШЕРГОВА: Работаем как работали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Строите ли вы долгосрочные какие-то перспективы, приносите ли Этери идеи новых программ или нет?

Е.ШЕРГОВА: Ну, пока новые программы мы не обсуждаем, потому что, действительно, понятно, что телевидение связано с деньгами и надо понимать, какие у нас перспективы на 2013-й, на 2014-й, я надеюсь, на дальнейшие годы. Но если говорить о содержании программ, которые сейчас выходят в эфир, то, наверное, в этом вопросе, мне кажется, есть такой подвопрос спрятанный, включилась ли дополнительная какая-то самоцензура из серии «Если я буду вести себя хорошо, то, может быть, вам разрешат смотреть телевизор». Я вот считаю, что все, что мы делали на протяжении всех этих лет и вообще, в принципе, за все годы существования телекомпании «Совершенно секретно», еще до того, как у телекомпании появился собственный канал, основной принцип работы был работать честно. И вот тут вот я… Ну, пожалуй, я не буду этого говорить и вот здесь я не буду подмигивать, этого никогда не было. И когда я пришла на телеканал «Совершенно секретно», у меня был довольно-таки откровенный разговор с Этери и я сразу спросила «Существуют ли какие-то рамки и границы, кем-то установленные?» И мне было сказано «Нет». Поскольку в телекомпании я работаю уже второй раз, скажем так…

Э.ЛЕВИЕВА: Второе пришествие.

Е.ШЕРГОВА: Второе пришествие у меня случилось 4 с лишним года назад. Вот, я хочу сказать, что за последние 4 года, сколько я работаю со времен второго пришествия, я никогда не получала никаких указаний. А то, что у меня внутри нет какого-то лишнего цензора, вот, абсолютно лишнего, это я в этом уверена.

Э.ЛЕВИЕВА: Ну, так это династия у тебя такая.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363-36-59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Это Владимир из Москвы. Ну, естественно, я не буду говорить долго про «Совсекретно», потому что я очень люблю этот канал. Как только он у нас в кабеле появился в сентябре прошлого года, я только его и смотрю. А у меня чисто технический вопрос. Вот, есть в закрытом виде он на спутнике Сириус – это 5 градусов восточной долготы. Может, сообщите всем людям коды? И будут люди смотреть.

Э.ЛЕВИЕВА: Да, дело в том, что его поднимают на спутник тоже Национальные кабельные сети. И как только договор прервется, со спутника сигнал будет, как бы, убран, изъят.

Е.ШЕРГОВА: С кодами и без кодов.

Э.ЛЕВИЕВА: Поэтому как только мы будем понимать… Мы пока проводим какие-то возможные переговоры с различными именно техническими людьми, в том числе с НТВ Плюс и так далее. Мы пытаемся сейчас как-то выяснить нашу дальнейшую судьбу. И как только это будет понятно – вот я уже это говорила – мы примем решение, в какие именно сети спутниковые, кабельные, интернет-телевидения мы будем входить или работать сами, и мы обязательно об этом сообщим.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363-36-59. Приемник выключите, пожалуйста, сразу.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Артур Евгеньевич, Москва.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я не являюсь вашим постоянным телесмотрителем, но мне очень неприятно, когда затыкают рот гласности. Поэтому держитесь. Мы все с вами. Спасибо большое.

Э.ЛЕВИЕВА: Спасибо вам большое. Спасибо большое. Вот, когда это слушаешь, на самом деле, такая обратная связь – она же, в общем…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, тоже важно понимать, что вас поддерживают, что вы не одни.

Э.ЛЕВИЕВА: Да. Лен, вот, ты не обратила внимание, что, в принципе, информационная часть телевидения, которая всегда была, ну, как бы, первой, сейчас она как-то так немножко исчезает, а развлекательная, наоборот.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это да.

Э.ЛЕВИЕВА: Да. Нет, она просто оттачивается.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я как раз хотела спросить у Этери как у руководителя Фонда Академии российского телевидения о том, что прошел ТЭФИ Регион очередной, как раз информационные жанры. Как в этом году? Меняется ли что-то в региональном телевидении? Как чувствует себя региональное телевидение? Что вы можете сказать по итогам этого года?

Э.ЛЕВИЕВА: Региональное телевидение застыло перед появлением этих мультиплексов, потому что для них это, в общем, очень такая история, трепетная и как это все будет выглядеть, они не знают. Потому что столько лет было посвящено развитию регионального телевидения. И я должна сказать, что первый ТЭФИ Регион, который у нас состоялся в Екатеринбурге, был совершенно потрясающий. Интересно так… У людей – это уже все знают это – другие глаза, другие эмоции.

Вообще я хочу сказать, люди в провинции в хорошем смысле этого слова просто живут, они просто работают, они просто живут и думают, как все будет хорошо когда-нибудь. И в этом смысле московская, столичная телевизионная тусовка – она, конечно, совершенно другая.

Ну вот я просто хочу закончить мысль про информацию и про развлечения. Я просто смотрю, как развлечение оттачивается фактически на всех наших каналах. Я вам больше скажу. Я, например, сейчас смотрю программу «Голос». Я серьезно говорю, она мне очень нравится.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошая программа.

Э.ЛЕВИЕВА: Вот, просто отличная. И ее смотрит моя 22-летняя дочь, ну, не важно, и ее подружки. И если мы не успеваем смотреть, мы смотрим потом по интернету. И в этом смысле там доведено все просто до максимума, просто все прекрасно. Но что касается информации, конечно, вот это удручает и поэтому люди все время, может быть, приближаются к каким-то нишевым каналам. Вот это вот как-то, мне кажется, история.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот видишь, судя по тому, как люди звонят, они находят один канал, которому они верят, если находят. Вот, например, ваш. Они с него начинают свое телесмотрение, им заканчивают и им, конечно, тяжело потерять именно в той доступности, в какой они его привыкли получать.

Может быть, вы, все-таки, немножко расскажете (НЕРАЗБОРЧИВО), не останавливается и, все-таки, у вас до февраля уж точно есть время, а мы надеемся и больше, о каких-то ближайших премьерах канала, о каких-то новых темах, идеях, которые будут в самое ближайшее время? Катя, что у вас в передаче интересного? Чтобы видели люди, что канал живет, а не просто борется за выживание.

Е.ШЕРГОВА: Да, канал, безусловно, живет. Программа «Наше время» — я являюсь ее ведущей вместе со своими коллегами, с Дмитрием Губиным, со Стасом Кучером. Она выходила и будет продолжать выходить в эфир. Я знаю точно. Из последнего должен выйти в эфир, очень интересный получился разговор, просто мне очень понравился – я разговаривала на тему создания в нашей стране Религиозного кодекса, говорили мы с отцом Алексеем Уминским. Надеюсь, обсудим мы итоги выборов в Координационный совет оппозиции из того, что в ближайших планах. Ну и, конечно, очень интересно будет… Еще пока не встречалась, но вот жду пообщаться теперь уже с бывшим директором НИИ Статистики, который ушел в отставку и сказал, что больше врать не будет.

Э.ЛЕВИЕВА: А я еще хочу сказать, что планируется новая программа с Сергеем Шаргуновым – у нас есть такой молодой писатель, журналист, достаточно любопытный, интересный. Мы пробуем сейчас с ним новую программу записать. Продолжатся круглые столы, лекции. Есть у нас еще 2 новых проекта. Мы хотим их запустить, но мы хотим так запустить, чтобы это не было прервано, поэтому мы над этим думаем.

Я хочу сказать, что вот эта ситуация, которая у нас сегодня существует, она даже в какую-то нас поставила такую историю, что как-то с той стороны никто уже ничего не спрашивает, и мы, как бы, ничего не спрашиваем. Вот, как идет. Ну, ждем. Может быть, что-то будет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Денис из Перми задает тот самый вопрос, который, наверное, уже все перестали задавать: «Имеет ли Екатерина Шергова отношение к Галине Шерговой?»

Е.ШЕРГОВА: Прямое. Я – ее внучка.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Это династия. Не случайно Этери сказала, что это замечательная журналистская династия. Ну что ж, я хочу пожелать вам работать, как вы работаете, потому что ничего другого, наверное, желать в данной ситуации не стоит. Работать с тем же умением, потому что иначе вы не умеете (мы это уже поняли), по-другому журналисты «Совсекретно» работать не будут. А то, что зона распространения у вас все равно будет и мы надеемся, все-таки, она будет увеличиваться, а не сужаться за счет такого решения, которое Национальные кабельные сети пытаются принять… Надеемся, они, все-таки, передумают и журналисты будут работать как умеют, а зрители будут смотреть ваш канал, а вы будете развивать теперь и в интернете.

Э.ЛЕВИЕВА: Да. В любом случае жизнь продолжается и развиваются новые технологии. Кто знает, в каком виде выйдет когда-нибудь телеканал «Совершенно секретно» или радио, или еще какой-нибудь новый…

Е.АФАНАСЬЕВА: Так сейчас настолько доступно все. Это же не советское время, когда у вас единственная кнопка.

Э.ЛЕВИЕВА: Слава богу.

Е.АФАНАСЬЕВА: А теперь интернет-каналы и их может быть бесконечное множество, они могут быть и теле, и радио, и любую программу можно смотреть в удобное для тебя время, не бояться, что ты пропустил, застряв в наших пробках вечных. Поэтому технологии дают такие возможности, но, все-таки, при этом, конечно, не хочется терять то, что вам принадлежит по праву, — вашу аудиторию заслуженную.

Э.ЛЕВИЕВА: Да, не хочется терять. Хочется нам всем пожелать, чтобы, все-таки, мы вышли из этой кризисной ситуации достойно, сохранив свое лицо при этом. И большое спасибо всем нашим телезрителям, всем нашим коллегам, которые нам всячески помогают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Помогают и будут помогать. Ну, если Владимир Владимирович Познер дозвонился.

Э.ЛЕВИЕВА: Да. Ну, ты знаешь, бывает такая ситуация, когда помогают-помогают, потом все это как-то затухает, замалчивается и так далее. Вот, хотелось, чтобы, все-таки…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, мы вспомним о вашей ситуации ближе к февралю и, надеемся, расскажем о том, что у вас все хорошо, а не все плохо.

Э.ЛЕВИЕВА: Отлично. Прекрасно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что это Этери Левиева, генеральный директор телеканала «Совершенно секретно» и генеральный директор Фонда Академии российского телевидения. Здесь же в студии Екатерина Шергова, ведущая канала «Совершенно секретно». Мы говорили о той ситуации непростой, которая сложилась вокруг этого канала, когда Национальные кабельные сети в одностороннем порядке решили расторгнуть договор и с февраля прекратить вещание канала. Но надеемся, что, все-таки, реакция общества, которую мы сегодня слышали, она возымеет какое-то действие и НКС примет тоже решение… По крайней мере, сядет с вами за стол переговоров. Елена Афанасьева, прощаюсь с вами. Всего доброго, до свидания.

Добавить комментарий